Речь Посполитая

Материал из Pampedia
Версия от 03:22, 6 сентября 2017; Admin (обсуждение | вклад)

(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск
нармальный чалавечэскій языкбеларуская


Lurk.png Ctrl+c Ctrl+v: Лурк!
Эта стацья спёрта із Луркі. Стоіт атфільтраваць лурк'яз і сдзелаць лакалізацыю. Ілі перапісаць усё занава.
No-image.png А гдзе карцінкі?
Цекст нужна разбавіць ілюстрацыямі абнажоных жэншчын!


Przyczyna Несмотря на династическую унию Польши и Литвы, государства это были разные. Власть короля в первом из них на протяжении XV века постоянно уменьшалась, а дворянство-шляхта выцыганивала всё новые и новые привилегии в обмен на то, что вообще признаёт право какого-то литвина сидеть на польском троне. В конце концов шляхтичи лишили короля права издавать законы, вводить налоги, объявлять войну и заключать мир без их согласия, а потом и без единогласного согласия Сейма — то самое «либерум вето». Понятно, что помогать литвинам, в XVI веке просравшим москалям Смоленск и восток Украины, польской шляхте было лениво, потому она то затягивала, то вообще проваливала решение о своём участии в войне. Тевтонцы Пруссии в те годы все еще продолжали обтекать от поражения под Грюнвальдом, зато русские во главе с Ваней Грозным (лицьвином по материнской линии), очень некстати затеяли делать окно с балконом в Европу, пытаясь лихо подмять под себя Ливонский орден. Когда ливонцы предпочли лечь под Литву, Грозный решил, что и черезчур наглых лицвинов привести в чувство не помешает. Россияки шустро взяли главное препятствие (Полоцк) и разорили окрестности столицы (Вильно), литвины заподозрили неладное и попросили своих польских папиков-союзников вступиться. А поляки все это время с интересом наблюдали, как Россия раскатывает несчастную Литву, чтобы затем предложить заключить такую унию, которая фактически означала вхождение Литвы в состав Польши. Литовские делегаты на переговорах в Люблине фалломорфировали и уехали домой в надежде на перелом в войне. Однако королю Польши и великому князю Литвы Сигизмунду Августу деваться было некуда, и он утвердил решения съезда, по которым ляхи не мудрствуя лукаво отхватили от ВКЛ всю Украину, то есть территорию большую, чем завоевали проклятые москали за предыдущие два века непрерывных войн! Вторично охуевшим литвинам было объявлено, что, раз они сами свалили домой с переговоров, то на переговорах было принято решение, устроившее тех, кто на них остался. Sic! Литовцы поняли месседж — или ВКЛ добровольно войдет в состав Польши, или принудительно ляжет под Москву. Деньги на иностранных наемников кончились, а воевать не было ни сил, ни желания: в отличие от крупных магнатов мелкие литовские землевладельцы (бояре) сами жаждали в Польску, поскольку быть польским шляхтичем было приятнее и вольготнее. Так на карте Восточной Европы появилось новое мощное государство «Речь Посполитая (Res publica) Двух Народов», теперь уже с общими сеймом и войском. Правда, равноправие этих народов осталось только на бумаге, зато ненавистные москали огребли неиллюзорных пиздюлей от ляхов и шведов, и были отброшены в бездну смутного времени. Резюме: фактическое ВЫКЛ было осуществлено уже поляками в 1569. Юридическое, кстати, тоже поляками на 222 года позже, в 1791. Następstwa Первым последствием было то, что вместе с Унией на земли ВКЛ пришло настоящее крепостное право, самое жесткое на тот момент в Европе. Окончательно оно было закреплено знаменитым Статутом 1588 года, на который до сих пор молятся змагары — альтернативно одарённые даже называют его первой европейской конституцией. Шляхта получила свои вольности и начала постепенно, последовательно и добровольно полонизироваться. Через некоторое время западно-русский (старобелорусский) язык был вытеснен из делопроизводства. О том, как по-европейски жил литвинский народ до Статута и крепостного права (не в пример деспотическому закону Московии) в красках рассказал Сигизмунд Герберштейн, побывавший там в начале XVI века.

Особые радости доставил религиозный вопрос. Перед тем, как окончательно слиться с Польшей и слиться с мировой арены, литвинские феодалы все же подумывали, как бы им обособиться от русинов-москалей и союзников-поляков идеологически. Во время Реформации была попытка между православием и католичеством сделать ставку на прогрессивный в то время во всех отношениях кальвинизм и анабаптизм. Процесс шёл ровно, а некто Шимон Будны даже возглавлял погромы православных храмов, проповедуя, что шляхта должна зарабатывать на жизнь трудом, а не ездить на холопах. После объединения Польши и Литвы, а в особенности после прихода к власти в Республике Сигизмунда III Вазы, католики начали щемить протестантов, а православие было по факту запрещено — его начали медленно и уверенно выдавливать посредством Брестской унии. Коренная новизна была в том, что раньше против поляков боролись главным образом свои же великолитовские феодалы Сапеги и Радзивиллы, теперь они же стали главными проводниками и защитниками полонизации и перекрещения в католичество. В советской историографии сложившееся положение назвали «тройным гнётом» (феодальный, религиозный, национальный), что было не так уж далеко от истины. Неудивительно, что православный люд начал бугуртить и посматривать на восток, где православная Россиюшка то выползала из чёрной дыры, то вновь в неё проваливалась.

На протяжении первой трети XVII века восстания шли одно за другим, крестьяне массово бежали в Запорожье, к казакам. Ляхи успешно подавляли мятежи, пока на горизонте истории не замаячил некто Б.Хмельницкий. Он оказался умелым организатором и виртуозным брехуном, и в результате поднял восстание, широко поддержанное крестьянами в том числе и в Беларуси, что превратилось в величайший пшекосрач, а поляки в течение одного года потерпели такое опиздюливание, какого не знали со времен монгольского нашествия. Позже в конфликт вмешалась Роисся, и укры радостно к ней перебежали, оставив белорусов на произвол судьбы в догнивающей Речи. Кстати, а откуда тут появились укры?


– Когда можно говорить о выделении украинского и белорусского языка из русского? Хотя бы век. - Не из русского. Это разделение того, что называют западнорусским или, иначе, старобелорусским, у которого был украинский диалект на юге.

Зализняк

Самое смешное, что современные укры смотрят на Бульбингем как на придаток Великой Украины[1]. Но вернёмся к истории: именно после этих событий Польша, Украина и земли, населенные бульбашами, литовцами и латышами, сложились примерно в том культурно-историческом виде, в котором мы их знаем теперь: была даже попытка создать еще одно «Великое Княжество Русское» в границах, которые можно с чистой совестью назвать прото-Украинскими. С казаками заключили Гадячский договор, который польский сейм внаглую утвердил БЕЗ этой самой части, что стало одной из причин гражданской войны среди казаков — началась т. н. Руина.

Итоги были противоречивы. Вместе с Люблинской унией в Речи Посполитой утвердились принцип выборности главы государства и принцип liberum veto, по которому любой жириновский мог сорвать общее решение. Естественно, что ничего, кроме анархии, из этого получится просто не могло. А хуле, это же одна из тех самых шляхетских вольностей, о потере которых до сих пор сокрушается змагарьё! Вообще, в то время как в Западной Европе развивался капитализм и утверждался абсолютизм, Речь Посполитая кормила хлебом всю Европу, являясь по сути её сырьевым придатком (это когда качественное развитие на одной стороне, а на другой количественное), и закономерно скатывалась в сраную бездну феодальной вольницы. Политически Речь представляла собой диктатуру олигархии, вроде теперешней Украшки или Рашки образца 93-го года, только хуже. Король существовал для мебели, а всю власть имели крупные магнаты, перманентно боровшиеся между собой. Последним более-менее сильным королём Республики был как раз Сигизмунд Ваза, однако параллельно он был шведом, религиозным фанатиком и властолюбивым мудаком, чем окончательно дискредитировал корону в глазах шляхты, для которой сильная королевская власть отныне стала худшим кошмаром, чем москали, шведы или немцы. К XVIII веку страна уже была не в состоянии содержать нормальную армию, зато каждый магнат имел свою собственную и задействовал ее для разборок по понятиям. Возник вакуум власти.


Уже Петру и его современникам было ясно, что Речь уже давно не та. Стоит ли удивляться, что через 50 лет после Северной войны сговорились пруссаки, австрияки и россияки и порвали её в три подхода. И винить-то в принципе некого, кроме самих себя, хотя змагары пытаются. БЫЛИННЫЙ отказ. Алсо, из приросшей от разделов Пруссии (в прошлом того самого тевтонского ордена и вассального Польше Прусского герцогства) и появилась через сто лет Германия. Тогдашние жители воспринимали распилы Речи Посполитой совсем не так, как эти ваши змагары. Надо всё-таки понимать, что никакого белорусского (как и великорусского, и украинского) национального самосознания в то время еще не было, православных неиллюзорно щемили, да так, что единственная полноценная епархия осталась в Могилёве, магнаты занимались откровенным самоуправством, имея собственные армии и фактически представляя собой государства в государстве. Лучшим примером будет фраза, переданная королю от одного из магнатов: «Я такi пан, якiм табе стаць трэба». Сказана она была перед самым закатом Речи и обращена к королю-тряпке, которого посадила на престол российская императрица и на которого все смотрели как на говно. Автором был Пане Коханку — человек, спектакль и известный портрет, изобретатель, да и вообще доставлявший парень. Однажды, летним вечером он немного перебрал и наплёл гостям, что завтра все они будут кататься на санях по снегу. И они таки действительно покатались, но не по снегу, а по соли, весьма недешевой по тем временам. Понятно, что некоторые из быдла и небыдла воспринимали переход в рашкинское подданство с надеждой на становление стабильной власти и исправление всех этих недостатков. Православный просветитель (в конце XVIII века это словосочетание еще могло иметь смысл) и эпический тролль Георгий Конисский так и описывал реакцию народа на разделы Жэчи: «радасныя сходы, адзiн аднаго вiтае». И российская власть это умело использовала: освободила часть населения от налогов на срок от 6 месяцев до 2 лет, отменило некоторые пошлины, с 1797 года на 10 лет создало льготный по сравнению с остальной Рашкой налоговый режим. Екатерина II торжественно заявила: «белорусских подданых от великороссийских ни в чём отличать не будем». Тогда никто не понял имперского юмора, но действительно, вскоре для белорусских подданых наступил совершенно такой же пиздец.


Kvit.png Квитнеючая
История ВКЛ (Битва под Оршей) • Речь Посполитая (Золотые шляхетские вольностиКонфедерация) • Российская империя (Восстание 1863-1864 гг.) • БНРСССРНезависимость
Политота Государство (СимволикаСамизнаетектоЗенонРежим) • ДипломатияИдеология (БРСМПропагандаВОВАвария на ЧАЭС) • Выборы
География Соседи (РоссияУкраинаПольшаЛитваЛатвия) • Центр ЕвропыПрирода
Населенные пункты Города ( МинскГродно) • ДеревниАгрогородки
Общество Народец (ЗмагарыСьвядомыяЗастабилыАлкашиКолхозникиИмперские имбецилы) • Языки (МоваТарашкевицаЛатинкаБерагиняТрасянкаРусский язык) • СМИОсновные движения (ЗмагарызмЗастабильность«Русский мир») • Особенности менталитета (ОчередиКредитНытьёПамяркоўнасцьПлагиат)
Культура ЛитератураМузыкаКиноИнтернеты (Парція Памяркоўных Цэнтрыстаў (ППЦ)) • Праздники и памятные даты (День милицииВосьмое мартаДень ПобедыСтарый Новый год27 июляДень воинов-интернационалистов23 февраляДень Воли)